Вход для пользователей



Статистика посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня302
mod_vvisit_counterВчера779
mod_vvisit_counterЗа этот месяц14974
mod_vvisit_counterВсего1243871
Новые инструменты на бирже Печать E-mail

Опубликовано в газете «BIZNES Daily Биржа»
в № 123 от 24 октября, № 125 от 28 октября, № 126 от 31 октября 2017 года

 

12 сентября 2014 года Президент Республики Узбекистан подписал Закон Республики Узбекистан «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан «О биржах и биржевой деятельности» за № ЗРУ-375,  утвердив его новую редакцию. Принятая новая редакция Закона ставит перед биржами республики ряд новых задач.

Так, например, уточнено и конкретизировано, исходя из международного опыта, одно из основных понятий биржевой деятельности – понятие биржевого товара. Впервые на законодательном уровне в это понятие включены производные финансовые инструменты (деривативы) (статья 10 новой редакции Закона). Кроме того, в принятой новой редакции Закона понятия биржевых сделок и их видов, также приведены в соответствии с зарубежным биржевым опытом и биржевым законодательством. В частности, определено, что в числе биржевых сделок, которые могут совершаться на бирже, впервые указаны сделки купли-продажи производных финансовых инструментов (деривативов) как с обязательством исполнения их в будущем (фьючерсы), так и с правом на будущую покупку или продажу биржевых товаров либо производных финансовых инструментов (деривативов) (опционы) (статья 16 новой редакции Закона).

Таким образом, производные финансовые инструменты или деривативы упоминаются в двух статьях новой редакции Закона. С чем связано такое пристальное внимание к этому термину? Почему его включение в Закон оказалось необходимым? В данной статье мы попытаемся ответить на эти вопросы.

Для начала, совершим небольшой исторический экскурс. Для этого воспользуемся помощью интернета. И что же мы можем увидеть на скрижалях истории, любезно предоставленных нашему вниманию всемирной паутиной? И первое, на что мы сразу же наткнулись – это то, что история деривативов в настоящее время очень мало изучена. Многие её аспекты остаются по-прежнему «terra incognita». Слишком уж глубоко уходят в историческую даль корни деривативов. Слишком уж толстым слоем исторической пыли они покрыты, так что докопаться до них пока не удалось. Но, тем не менее, кое-что удается найти. Ну, вот, например.

Первые, исторически зафиксированные сделки с прообразами современных деривативов заключались ещё в XIX веке до нашей эры в древней Месопотамии и были оформлены на клинописных табличках. Так, в одной из найденных табличек содержались условия поставки ячменя в будущем. В ней говорилось, что «Три курру (455 литров) ячменя Анум-пиша и Намра-шарур, сыны Синиддианама, получили от жрицы Илтани, царской дочери. Во время жатвы они вернут 2 гур (600 литров) ячменя в хранилище, из которого его взяли. Перед (имена двух свидетелей). 19-й день месяца Улул, в год, когда царь Апиль-Син завершил статую Энтемены как бога.». В другой табличке говорилось, что некто по имени Акшак-семи соглашался передать некому Дамкануму тридцать деревянных досок, десять и четыре локтя в длину, двадцать и шесть локтей в длину, в месяц Маргаттум. Согласие было дано перед шестью свидетелями (далее идет перечисление имен), в год, когда был сделан золотой трон Син Вархума.

Подобные записи дошли до нас и из раскопок Шумерского царства. К примеру, в одной из табличек, датированной археологами тысяча восемьсот девятом году до нашей эры, один шумерский купец взял в долг серебро, пообещав вернуть кунжутом, который он привезет из Индии. Вот что говорилось в этой табличке: «Как кредит шесть шекелей серебра взял Абувакар, сын Ибу-Эрра, от Балнумамхе. В шестом месяце он рассчитается за него кунжутом по текущему курсу с владельцем этой таблички. Обещано перед семью свидетелями (далее перечисляются имена) в одиннадцатый месяц года, когда царь Рим-Син разбил армии Урука, Исина, Вавилона, Рапикума и Урука».

Также, из дошедших до нас трудов римского юриста Секстуса Помпония, известно, что в Римском частном праве были изложены обязательства на будущую поставку товара – так называемые «vendito re speratae» и «vendito spei». Так, «vendito re speratae», допускал возможность ситуации, когда продавец, по каким-либо причинам не смог поставить товар в оговоренный заранее срок. Но, тем не менее, с помощью это контракта многие, в том числе и сельхозпроизводители, получали защиту от неурожая и опасностей и превратностей морской торговли. А вот, если контракт был оформлен как  «vendito spei», то продавец был обязан поставить товар по ранее установленной цене и в установленный срок при любых обстоятельствах.

Из исторических источников известно, что в средневековой Японии существовала одна из первых фьючерсных бирж нашей эры, на которой заключались сделки с рисом будущего урожая.

В 1865 году Чикагская биржа Chicago board of trade разработала первые стандартные фьючерсные контракты на пшеницу. Они были стандартизированы по всем ключевым параметрам: названию товара, его качеству, количеству, сроку и месту поставки. Единственной переменной величиной оставалась его цена.

В 1916 году в США принят Закон «О фьючерсной торговле хлопком» (Cotton Futures Act), в 1921 году – Закон «О фьючерсной торговле» (Future Trading Act), в 1922 году – Закон «О фьючерсной торговле зерном» (Grain Futures Act).

В 1936 году в США был принят Закон «О товарной бирже и биржевой торговле» (Commodity Exchange Act) . В 1974 году данный акт был издан в новой редакции. В 1999 году Конгрессом США был принят Закон «О модернизации финансовых услуг» (Financial Services Modernization Act). Указанные законодательные акты были направлены на определение правовой природы биржевых сделок с деривативами (срочных сделок) и защиту их участников.

В 1973 году создана специализированная Чикагская биржа опционов Chicago board option exchange, которая начала свою деятельность с продажи опциона call на 16 акций, а в 1977 года запустила в оборот опционы put.

В 1974 году в США был принят Закон о Комиссии по товарной фьючерс­ной торговле, согласно которому был создан новый орган регу­лирования  – Комиссия по товарной фьючерсной торговле (Commodity Futures Trading Commission). Комиссия является независимым регулирующим органом, на­значаемым и подчиняющимся Конгрессу. Комиссия состоит из пяти членов, каждый назначается Президентом США и утвер­ждается Конгрессом на пятилетний срок. Основные задачи Комиссии определены в предотвращении использо­вания рынка одной стороной в ущерб другой стороне, защите клиентов и обеспечении выполнения биржами своих экономи­ческих целей, выявления реального уровня цен и снижения рис­ка, связанного с неблагоприятными изменениями цен.

В 1975 году на Chicago mercantile exchange был заключен первый фьючерсный контракт на валюту.

В 1982 году в Лондоне начала действовать Лондонская международная биржа финансовых фьючерсов и опционов London international financial futures and option exchange (LIFFE).

В 1986 году во Франции была создана Международная биржа срочных сделок Marche a terme international de France (MATIF).

В начале 1998 года были заложены основы для создания Европейского рынка деривативов – создано биржевое объединение EURO FX GLOBEX, включившего в себя биржевые срочные рынки Франции, Испании, Италии.

В 1998 году создана европейская электронная биржа EUREX, полностью ориентированная на операции с деривативами.

На сегодняшний же день трудно представить себе любую серьёзную биржу международного масштаба, на которой бы отсутствовали деривативы. По данным Международной федерации бирж (World Federation of Exchanges), номинальная стоимость деривативов, обращающихся на мировом рынке, превышает 100 трлн. долларов, а стоимость заключенных на нем сделок приближается к 500 млрд. долларов в год. По данным Банка международных расчетов (Bank for International Settlements) объем рынка деривативов в мире на конец 2013 года достиг астрономической суммы в $710 триллионов ($710’000’000’000’000). Для сравнения скажем, что размер ВВП США за тот же период составил $16 триллионов, то есть в 44 раза меньше. Что же это за рынок такой, где торговля идет непонятно чем, но на очень большие деньги? Давайте сначала определимся с понятиями. Что же такое, собственно говоря, рынок деривативов? Что такое сам дериватив?

Сам же рынок деривативов (срочный рынок), как особый институт рыночной экономики, впервые был теоретически разработан знаменитым британским экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом в 1923 году в работе «Трактат о денежной реформе» (A Tract on Monetary Reform). С тех пор только ленивый экономист (и не только экономист!) не писал на тему деривативов. А двое из них – американцы Роберт Мертон и Майрон Шоулз – даже дописались до Нобелевской премии по экономике (1997 год) за исследования по технике страхования финансовых рисков на рынках деривативов. Сам же диапазон публикаций очень широк – от хвалебного, возносящего деривативы чуть ли не до уровня волшебной палочки, способной творить чудеса на все случаи жизни, до самого что ни на есть уничижительного, обвиняющего деривативы во всех смертных грехах и нанесении экономике непоправимого вреда. Впрочем, это уже тема совсем другой статьи.

Само же определение понятия «дериватив» впервые было дано Федеральным судом Нью-Йорка в ходе рассмотрения дела «American Stock Exchange vs. Commodity Futures Trading Commission» в 1982 году как финансового инструмента, стоимость которого зависит (производна) от стоимости базового актива. А вот самим «базовым активом» может быть что угодно – акции, облигации, физический товар, банковские процентные ставки, биржевые и другие индексы, валюта, соотношение двух валют (валютные пары) и т.п., а также такие экзотические базовые активы, как, например, погода, температура, итоги выборов и т.д.

К слову сказать, экзотическими и, на первый взгляд, не очень серьёзными деривативами занимаются весьма серьёзные, крупные и широко известные биржи. Например, Чикагская Chicago Mercantile Exchange торгует погодными фьючерсами с 1999 года, а на Лондонской London Stock Exchange с 2001 года проходят торги фьючерсами на среднесуточную температуру в районах международных аэропортов Лондона, Берлина и Парижа. Причем месячный контракт на изменение температуры на один градус в районе лондонского аэропорта Хитроу оценивается в три тысячи фунтов стерлингов.

Между прочим, как это ни оспаривают улыбки уважаемых читателей данной статьи, по мнению специалистов, у рынка погодных деривативов огромный потенциал роста. Ведь такие контракты нужны компаниям, работающим в сфере энергетики, пищевой промышленности или сельского хозяйства, занимающимся туристическим бизнесом или производством и продажей прохладительных напитков (Петренко Е. В. Мировой рынок деривативов // Молодой ученый. – 2011. – №10. т.1. – с. 149-152).

Непосредственным же толчком развития рынков деривативов послужила отмена в начале 1970-х годов принципов мировой финансовой системы, установленных знаменитым Бреттон-Вудским соглашение 1944 года и переходу к плавающим валютным курсам. Либерализованная таким образом мировая финансовая система увидела в деривативах эффективный инструмент для дальнейшего своего развития. После этого рынок деривативов стал развиваться особенно быстрыми темпами. Будучи ранее исключительно биржевым, в настоящее время рынок деривативов развивается в двух формах – биржевой и внебиржевой. Причем конкуренция биржевого и внебиржевого секторов послужила дополнительным стимулом к развитию рынка производных инструментов. Ведь создание наряду со стандартными биржевыми контрактами рынка внебиржевых контрактов с индивидуальными условиями существенно расширило возможности участников рынка и финансовых менеджеров по страхованию рисков.

Развитие рынка деривативов во многом определяется происходящими изменениями на рынках базисных активов, изменением их относительной роли. Так, двадцатикратный рост объема торгов на фондовом рынке за последние десять лет повлек за собой столь же бурное развитие рынка стандартных контрактов на акции и фондовые индексы. Сегодня рынок деривативов – это виртуальный рынок, развивающийся по своим законам и все более отдаляющийся от реальной экономики. По мнению Марка Мобиуса – исполнительного президента Templeton Asset Management – в настоящее время стоимость деривативов на мировом рынке превышает объем мирового ВВП минимум в десять раз. Причем этот рынок продолжает расти, на нем совершается огромное количество сделок, и это создает волатильность на фондовых площадках (см., например, Петренко Е. В. Мировой рынок деривативов // Молодой ученый. – 2011. – №10. т.1. – с. 149-152).

И, действительно, для того, чтобы легче понять смысл дериватива, посмотрим, от чего зависит рыночная цена (далее - цена) обычного (или, если хотите, – привычного нам) товара. Ведь все в этом мире имеет свою цену. Так вот, цена обычного товара непосредственно, напрямую, зависит от соотношения спроса и предложения на него в определенное время и в определенном месте. Так утверждает экономическая теория. Так пишут многочисленные учебники по экономике. Так принято считать. Сам же дериватив тоже является товаром, но товаром необычным. Почему? Потому, что цена дериватива зависит от цены обычного товара, которая, в свою очередь, непосредственно зависит от соотношения спроса и предложения на него в определенное время и в определенном месте. Но и это еще не все. Может иметь место дериватив, цена которого зависит от цены другого дериватива, которая зависит от цены обычного товара, которая непосредственно зависит от соотношения спроса и предложения на него в определенное время и в определенном месте. И так далее, теоретически, до бесконечности. Не напоминает ли это вам известную детскую песенку «Дом, который построил Джек»? Но, на практике, количество этих уровней ограничивается государственными органами, регулирующими рынки деривативов.

Вспомните из курса высшей математики понятия первой производной (производной первого порядка), второй производной (производной второго порядка) и т.д. Вспомнили? Так вот, и само слово «derivative» переводится с английского как «производная», «производная функция». Еще раз, выражаясь математическим языком можно сказать так. Цена товара – это функция соотношения спроса и предложения на товар. А цена дериватива – это функция цены товара, которая, в свою очередь, является функцией соотношения спроса и предложения на товар. То есть, является функцией функции. То есть – производной.

Но, в конечном итоге, в основе всей цепочки зависимостей лежит, как мы его назвали, «обычный товар». Поэтому этот «обычный товар» принято обозначать термином «базовый актив». Все равно, вся цепочка, непосредственно ли, косвенно ли, зависит именно от него.

Исходя из общности признаков и свойств, деривативы принято объединять в отдельную группу активов. Эту группу активов еще называют термином «contingent claims» – «условные обязательства», что означает такие обязательства, которые могут возникнуть из возможных будущих требований, возникновение которых, в свою очередь, зависит от наступления возможных событий. Звучит немного непривычно для нашего уха, однако именно это смысловое определение и лежит в основе правового регулирования рынка деривативов во всем мире.

Конечно, наиболее дотошный читатель может спросить – для чего нужны такие, трудные для простого понимания, нагромождения, когда всего-то дел – выставить товар на реализацию (ну, например, на ту же биржу) и все тут. Все, что нужно при этом, так это просто дождаться, когда выставленный товар купят. И этот читатель будет совершенно прав. Если, конечно, рассматривать биржу в качестве магазина для реализации товара. И никакие всякие там «деривативы» для этого совершенно не нужны.

Однако же, для чего-то эти самые «деривативы» были изобретены? Попробуем разобраться. Тем более, что сегодня трудно представить себе крупную международную биржу, которая обходилась бы без деривативов.

Вот коротко основные характерные черты деривативов, отличающие их от реального, физического, привычного нам, товара или актива.

В качестве актива, являющегося предметом сделок с деривативами, выступают обязательства участников рынка по заключенным ими контрактам, а не сам реальный товар. Это очень существенный момент, который во многом определяет механизм функционирования рынков деривативов. Поэтому повторим его еще раз. И для пущей важности выделим его жирным шрифтом. На рынке деривативов сделки заключаются не с реальным товаром, а с обязательствами по этому товару.

Собственно рынок деривативов – это рынок урегулирования обязательств с целью, в первую очередь, минимизирования рисков убытков от неблагоприятного изменения цен в будущем, а также, извлечения дифференцированного финансового дохода, но не с целью купли-продажи реального товара. При этом, сама по себе купля-продажа реального товара или отсутствует вообще или просто невозможна изначально. Именно поэтому, сделки с деривативами заключаются не для купли-продажи реального товара, а для минимизации рисков. В этом заключается главная, первоочередная задача, решаемая с помощью деривативов. Именно поэтому деривативы еще называют производными финансовыми инструментами. Именно используя эти инструменты, решается такая важная задача, как задача минимизации рисков.

Однако, при этом, основой рынка деривативов все же является рынок реального товара. Рынок деривативов образуется из рынка реального товара, базируется на рынке реального товара, прочно связан с рынком реального товара и не существует в отрыве от него. В то время как, рынок реального товара существовал и может существовать без рынка деривативов. Таким образом, рынок деривативов представляет собой своеобразную «надстройку» над рынком реального товара. В свою очередь, рынок реального товара служит фундаментом рынка деривативов.

Еще одна особенность рынка деривативов состоит в следующем. На рынке деривативов обязанная сторона может передавать свои обязательства третьей стороне, без согласия стороны, в отношение которой она несет эти обязательства, что совершенно невозможно на рынке реального товара. И эта особенность тоже очень существенна. Дело в том, что количество сделок (например, на бирже – яркий пример) ограничено количеством выставленного реального товара. В то время, как на рынке деривативов таких ограничений не существует. Количество деривативных контрактов, обращающихся на бирже, взятой нами для примера, ограничивается только требованиями регулирующих органов.

Организатор торгов на рынке деривативов (в случае организации биржевых торгов деривативами – биржа) гарантирует исполнение обязательств каждой стороне контракта независимо от исполнения этих обязательств другой стороной контракта. При этом организатор торгов исполняет роль покупателя для каждого продавца и роль продавца для каждого покупателя. И в этом мы видим еще одно свойство рынка деривативов, существенно отличающее его от рынка реального товара.

Механизм минимизации рисков основан на учете корреляции цен на рынке деривативов и рынке реального товара, лежащего в основе данного дериватива. В результате появляется возможность возместить на рынке деривативов убытки, понесенные на рынке реального товара.

Правильное использование компанией возможностей деривативов уменьшает как риск, так и затраты компании, высвобождает ресурсы компании и помогает управленческому персоналу сосредоточиться на аспектах бизнеса, в которых компания имеет конкурентное преимущество. При этом риски, не являющиеся центральными для основного бизнеса, минимизируются. В конечном итоге это увеличивает стоимость капитала за счет уменьшения стоимости использования средств и стабилизации доходов.

Но, не смотря ни на что, очень важно отметить, что биржи, на которых обращаются деривативы, являются центрами ценообразования по многим активам, а также механизмом, позволяющим перераспределять разнообразные финансовые риски между участниками этого рынка. Причем для биржевых игроков торговля деривативами – это удобный способ как получения спекулятивной прибыли, так и хеджирования различных видов рисков. Поэтому деривативы так популярны в развитых странах, где объемы срочного рынка значительно превышают обороты спот-рынка (Привалова М. Развитый рынок деривативов в России - прекрасное далеко? // [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.finam.ru.).

Конечно, никакие, даже самые эффективные способы использования деривативов, не могут полностью устранить риск. Эти способы применяются для того, чтобы преобразовать риск из категорически неприемлемых форм в более или менее приемлемые. При этом достигается оптимальная структура риска, т.е. соотношение между преимуществами деривативов и стоимостью их использования.

В качестве иллюстрации сказанного приведем примеры наиболее часто встречающихся на практике деривативов. На рынке деривативов операции представлены прежде всего сделками с такими его видами, как фьючерсами, опционами, свопами. Фьючерс (от англ. futures – будущее) – это стандартная сделка со стандартным контрактом на будущую куплю-продажу товара или актива, которая заключается по установленным биржей правилам. Рынок фьючерсов имеет большую ликвидность, так как стандартные условия фьючерсного контракта дают возможность свободного обращения его среди сколь угодного количества участников. При этом обязательства сторон, возникающие в результате заключенной сделки, являются безусловными.

Если же стандартный контракт снабдить таким условием, как право выбора за определенное вознаграждении (премию) купить (или продать) товар или актив по заранее оговоренной в контракте цене или же отказаться от сделки, то этот это условие превращает дериватив в другой его вид, в опцион (от англ. option – выбор).

При этом лицо, купившее фьючерс или опцион для открытия рыночной позиции на торгах и не ликвидировавшее эту позицию встречной продажей, занимает, как принято говорить в биржевой терминологии, длинную позицию. И, наоборот, лицо, продавшее фьючерс или опцион для открытия рыночной позиции и не ликвидировавшее этой позиции встречной покупкой, занимает, в тех же терминах, короткую позицию.

Что же касается свопов (от англ. swap – обмен), то коротко отметим, что это – контракты, которые заключаются с целью обмена активами или платежами в течение определенного срока по согласованной заранее цене.

Вместе с тем, не следует забывать, что, как мы уже показали выше, любой дериватив является всего лишь инс-тру-мен-том. Сам по себе он ни хорош и ни плох. Все зависит от того, в каких руках он находится и для чего его собираются использовать. Дериватив может нанести серьезный вред (нельзя забывать, что в 2007-2008 годах деривативы стали главным мультипликатором мирового финансового кризиса, разрушительное воздействие которого часто сравнивают с Великой депрессией США 1930-х годов), но может и принести ощутимую пользу. Это как молоток, которым можно неосмотрительно ударить по пальцу и будет очень больно. А умелый плотник воспользуется молотком с большой пользой для дела. И пальцы останутся целыми и невредимыми. Поэтому результат использования дериватива будет зависеть от умения, от мастерства, в конце концов, от квалификации того, кто собирается с деривативом работать. А также, конечно же, от действий регулирующих органов и соответствующей нормативно-правовой базы.

Аркадий Матяшин,

заместитель начальника управления

Госкомконкуренции Республики Узбекистан

 

 

 

 

 

 
mls
logo_wwwgovuz

Курсы валют


© Copyright 2008 - 2018 Государственный комитет Республики Узбекистан по содействию приватизированным предприятиям и развитию конкуренции - Управление лицензирования оценочной, биржевой и риэлторской деятельности
При перепечатке и использовании материалов ссылка на сайт обязательна.

WEB - Центр информационных технологий "Privatinformsistem"